11-12-69003 а/Ц, статья и плакат, Богданова О.В.

Posted on Декабрь 15th, 2011 by admin

 

СТРАТЕГИЯ УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ
СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННОГО ПРОИЗВОДСТВА РЕГИОНА

О.В. Богданова1, А.В. Ларионов2, Ю.А. Леметти3
1Тв ГСХА, г. Тверь, e-mail:ov.bogdanova@mail.ru
2Тв ГСХА, г. Тверь, e-mail:LAW1083@mail.ru
3Тв ГСХА, г. Тверь, e-mail:lemeti@yandex.ru

 

STRATEGY OF THE SUSTAINABLE DEVELOPMENT OF
AGRICULTURAL PRODUCTION OF REGION

O.V.Bogdanova1, A.V.Larionov2, Ju.A.Lemetti3
1The Tver state agricultural academy, Tver, e-mail:ov.bogdanova@mail.ru
2The Tver state agricultural academy, Tver, e-mail: LAW1083@mail.ru
3The Tver state agricultural academy, Tver, e-mail: lemeti@yandex.ru

Актуальность исследования. Подавляющее большинство ключевых технологий мирового развития, начиная с середины XX-го века, с различной скоростью вступало в фазу «затухания», что неизбежно привело их к «точке перелома», выраженной в итоге в глобальном системном кризисе мировой цивилизации, вступившем в активную фазу в конце первого десятилетия XXI-го века. Необходимость решения совокупности проблем, определяющих природу глобального цивилизационного кризиса, на основе долгосрочной глобальной стратегии устойчивого развития, базирующейся на партнерстве цивилизаций, детально освещена в проекте Доклада международного коллектива ученых к Конференции ООН по устойчивому развитию РИО+20 (Бразилия, 2012 г.). Эффективность практической реализации указанной стратегии во многом зависит от оперативности перехода сельского хозяйства (по принципу «матрешки»: регионального, национального, мирового) на устойчивый путь развития – путь, объективно требующий структурной трансформации организационно-управленческих основ аграрного бизнеса.

Однако, исторически укоренившаяся дискриминация отечественного сельского хозяйства, многочисленные институциональные просчеты, дисбаланс функционирования рынков системообразующих факторов развития (трудовые ресурсы, сельскохозяйственная техника, агротехнологии, земельные ресурсы), технологическая и социальная деградация аграрного сектора экономики во многом разрушили фундамент, необходимый для перехода сельского хозяйства Российской Федерации на путь устойчивого развития. Страна, имеющая огромный аграрный потенциал, уверенно входит в зону продовольственной зависимости по ряду стратегических продуктовых позиций (в 2010 г. пороговое значение, определяющее продовольственную независимость РФ по мясу и мясопродуктам, было превышено на 53,6%, по молоку и молокопродуктам – на 59,5%). Социально-экономические, демографические тренды развития сельской России, носящие ярко выраженный деградационный характер, сравнимы с геноцидом российского крестьянства. Предотвращение эскалации деструктивных тенденций развития российского сельского хозяйства, восстановление и последующее укрепление фундамента, необходимого для обеспечения (адекватного реальным условиям функционирования, складывающимся под воздействием «проблемного поля») перехода аграрной сферы экономики страны на устойчивый путь развития носит срочный характер, поскольку является обязательным условием для формирования возможности участвовать в глобальном «диалоге цивилизаций» в статусе полноправного партнера. Изложенное обусловливает актуальность темы выполненного исследования.

Цель исследования – научное обоснование комплексной оптимальной инновационной модели эффективного развития аграрного сектора экономики области, построенной с учетом региональной специфики и нацеленной на оперативное демпфирование дестабилизирующих аспектов цикличного развития сельскохозяйственного производства Тверского региона.

Используемый научно-методический аппарат. Идеологической платформой исследования устойчивого развития (в общем виде) послужило использование методологических основ: концепций гуманистически-ноосферного общества и глобального устойчивого развития; теории перспективного планирования (выявление закономерностей устойчивого развития с позиций статики, динамики и социогенетики); теорий циклических закономерностей развития. Для анализа инновационной волны, определения «точки перегиба» устойчивого развития, анализа общей тенденции развитии (теоретической функции) по совокупности имеющихся данных использованы математические методы исследований (гармонический и фрактальный анализ). В  зависимости от решаемых задач использованы также следующие  методы: историко-монографический, абстрактно-логический, аналитический, экономико-статистический, расчетно-графический, факторного и сравнительного анализов, экспертных оценок.

Информационную базу исследования составили официальные данные Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН (FAO – Food and Agriculture Organization), Министерства сельского хозяйства РФ, Федеральной службы государственной статистики РФ, Тверского областного комитета государственной статистики, Департамента по социально-экономическому развитию села Тверской области, Департамента экономики Тверской области, годовые отчеты сельскохозяйственных организаций, предприятий Тверской области, нормативная, научная и справочная литература, результаты собственных исследований.

Научная новизна исследования заключается в следующем:

  • §выделены и классифицированы факторы и проблемы, оказывающие ключевое влияние на процесс перехода российского сельского хозяйства на путь устойчивого развития, на основе которых систематизированы современные проблемы переходного периода;
  • § выполнен комплексный анализ совокупности факторов внешней и внутренней среды функционирования советского и российского сельского хозяйства и на его основе выделены основные аспекты его развития в рамках технологических укладов (с третьего по шестой);
  • § разработана и апробирована методика, включающая три блока показателей (социальный, экономический, экологический), оценки дифференциации регионов ЦФО по потенциалу устойчивого развития сельского хозяйства;
  • §выполнено комплексное исследование современного состояния и перспектив развития сельского хозяйства Тверского региона; обоснован оптимальный сценарий долгосрочного развития сельского хозяйства Тверской области (до 2025 г.); выделены этапы перехода аграрного сектора экономики области на путь устойчивого развития и определено их содержание;
  • §разработана принципиальная модель формирования регионального аграрного кластера; систематизированы, обоснованы и оценены группы рисков устойчивого развития сельского хозяйства Тверской области; предложена принципиальная схема расчета синергетического эффекта перехода сельского хозяйства области на путь устойчивого развития.

Краткое описание основных результатов выполненного исследования.

  1. Обосновано, что эффективность решения совокупности современных проблем мирового развития во многом зависит от оперативности перехода сельского хозяйства на путь устойчивого развития, практическая реализация которого существенно осложнена наличием широкого спектра проблем теоретического и прикладного характеров [1, с.6-20; 2].
  2. Систематизация основных проблем формирования теоретических основ устойчивого развития сельского хозяйства (представлена в виде проблемных полей 1-го (фундаментального) и 2-го (методического) уровней) показала, что междисциплинарный, инновационно-ориентированный, то есть лишенный прочной эмпирической базы, характер концепции «устойчивое развитие» является базовой причиной отсутствия общепринятого подхода к определению сущностного содержания исследуемого понятия. Принципиальная позиция, сформированная на основе теоретических обобщений, заключается в необходимости четкого разграничения понятий «устойчивость развития» (основная цель – обеспечение стабильности) и «устойчивое развитие» (основная цель – обеспечение неистощаемости, ресурсосбережения). Указанная позиция позволила дополнить существующие определения: под устойчивым развитием сельского хозяйства понимаем максимально адаптированную к реальным условиям хозяйствования систему коэволюционного развитие аграрного производства и аграрного социума, ориентированную на формирование базы возможностей перехода последующими поколениями на качественно новый уровень жизнеобеспечения.

 

  1. В ходе исследования выполнена систематизация факторов внешней и внутренней среды, определяющих в совокупности «проблемное поле» и, как результат, специфику перехода российского сельского хозяйства на путь устойчивого развития, заключающуюся в перманентном технологическом «запаздывании», активно проявившемся в начале 1990-х гг. XX в. (середина V технологического уклада) (рис. 1) и выразившемся в нарушении логики развития.

Пройдя относительно успешно четвертый технологический уклад российское сельское хозяйство не перешло вместе с развитыми странами мира на ступень пятого уклада, а вернулось к третьему и частично к реликтовым укладам. К 2010 г. (год начала «закладки» основ для шестого технологического уклада) сельское хозяйство страны технологически деградировало: наличный парк техники в среднем сократился на 80%;  уровень энерговооруженности аграрного труда более чем в два раза ниже энерговооруженности фермеров ЕС и на 71,6% ниже энерговооруженности США; современный уровень внесения минеральных удобрений ниже нормативного на 64,1% (даже при полной мобилизации ресурсов органических удобрений, потребность в них может быть удовлетворена в среднем на 17-20%). При такой «технологической готовности», существенно снижающей уровень конкурентоспособности российского сельского хозяйства, переход на устойчивый путь развития без кардинальных структурных и институациональных трансформаций не возможен.

  1. Выполненный комплексный анализ социально-экономических индикаторов устойчивого развития сельского хозяйства РФ показал, что совокупность социально-экономических проблем, имеющих место практически во всех регионах РФ, является, наряду с технологической деградацией, наиболее серьезным барьером на пути перехода российского сельского хозяйства на путь устойчивого развития. Российское село практически разрушено: уровень и качество жизни находятся на недопустимо низкой отметке, депопуляционные процессы на грани перехода в зону геноцида российского крестьянства (согласно выполненному прогнозу к 2030 г. сельская Россия «потеряет более» 1 млн. человек). Жители села значительно больше подвержены риску бедности (в 2009 г. индекс риска бедности по группам сельских населенных пунктов находился в диапазоне от 1,47 до 2,19), чем горожане, причем, чем меньше численность сельского населенного пункта, тем выше значение индекса риска бедности. Сельское население страны характеризуется катастрофическим уровнем суицидальной активности (с 1993 по 2010 гг. число смертей на 100 тыс. сельского населения в год стабильно находится выше 40). Социальная деградация сельской жизни (чрезмерное употребление алкоголя, практическое разрушение объектов социальной инфраструктуры и пр.) выражается в заметном снижении качества человеческого потенциала, особенно опасное проявление которого прослеживается на генетическом уровне (в российском селе неуклонно увеличивается численность умственно отсталого населения – «разрыв» между городом и селом по численности олигофренов увеличился за период с 1990 по 2010 гг. в двадцать раз).

Заметный «вклад» в снижение качества человеческого потенциала села вносит низкий уровень сельского школьного образования (в 2009 г. балл успеваемости сельских школьников был ниже, чем у городских жителей в среднем на 15-20%), являющийся результатом существенного кадрового дефицита, часто приводящего к вынужденному совмещению учителями преподавания различных предметов, что, безусловно, сказывается на уровне подготовки к занятиям и проявляется в сравнительном анализе результатов российских учащихся в зависимости от места проживания. Подобный уровень подготовки неприемлем для построения инновационной экономики – экономики знаний.

 

 

  1. Исторически сложившееся многообразие демографических, экономических, природно-климатических, социальных и этнокультурных условий развития регионов России привело к заметной дифференциации областей страны по потенциалу устойчивого развития. В работе на основе разработанной методики, включающей трехблочную систему показателей (рис. 2) выполнен анализ и группировка регионов ЦФО по потенциалу устойчивого развития.

Рисунок 2 – Принципиальная схема оценки регионов по потенциалу

устойчивого развития сельского хозяйства (фрагментарно)

Максимален потенциал устойчивого развития сельского хозяйства в группе регионов-лидеров (диапазон интегральной оценки потенциала 81,5-100): Белгородской, Воронежской, Липецкой, Орловской и Московской областях, что определяет их стратегически ведущую роль в обеспечении продовольственной безопасности округа как минимум в ближайшие 10-15 лет. Трансформационный процесс (неотделимый от кардинальной перестройки системы хозяйствования при переходе на путь устойчивого развития) в аграрном секторе этих областей объективно должен пройти с минимальными рисками.

Регионы-середняки (диапазон интегральной оценки потенциала 63,4-71,8): Рязанская, Тульская, Владимирская, Брянская и Тамбовская области имеют определенный задел для обеспечения сравнительно безболезненного перехода сельского хозяйства на путь устойчивого развития, однако адекватный требованиям времени модернизационный этап развития аграрного сектора экономики в этих регионах может быть осложнен наличием широкого спектра проблем социально характера. Это же, но в существенно большем объеме проявится при «входе» в устойчивую зону развития сельского хозяйства для регионов-аутсайдеров: Смоленской и Тверской областях (значение интегральной оценки потенциала – соответственно 45,7 и 42,5 баллов).

  1. В работе обосновано, что определяющими (сценарными) факторами внешнеотраслевой среды развития аграрного сектора экономики Тверской области являются тенденции развития Большой московской агломерации, влекущие за собой принципиальное изменении функции региона. Выполненный анализ структурного изменения ВРП на долгосрочную перспективу показал, что удельный вес сельского хозяйства в структуре ВРП, согласно «Стратегии социально-экономического развития Тверской области на долгосрочную перспективу», сократится с 4,6% в 2010 г. до 3,1% в 2015 г., далее – до 2% в 2020 г. и до 1,3% в 2025 г. На основе прогнозных моделей выявлено, что при подобной траектории развития продовольственная зависимость области с вероятностью 93-97% продолжит увеличиваться, уровень самообеспеченности региона в 2015 г. молоком составит 50,1%, мясом – 23,4%, яйцами – 34,8 %.

В ходе исследования доказано, что «ставка» в долгосрочном развитии сельского хозяйства на экологическое агропроизводство, заявляемое как основа сохранения и развития традиции и образа сельской жизни Тверской области и особый род современной культурной достопримечательности не оправданна: фокусирование только на организации экологического фермерства трансформирует аграрный сектор экономики области в поставщика продукции для высокодоходной категории жителей российских мегаполисов, что практически лишит жителей Тверского региона получать должную ренту от имеющегося «областного богатства». Рассчитана минимальная граница диапазона среднедушевого месячного дохода потенциальных потребителей (категория «стойкие приверженцы») продукции эко-ферм, составляющая 82,416 тыс. руб., то есть даже для г. Москва (регион максимальной концентрации населения с высоким уровнем дохода) формирование потребительской лояльности к эко-продуктам является прерогативой не более чем 10% жителей.

Обосновано, что решение продовольственных проблем области в перспективе видится на базе комплексного подхода, заключающегося в активизации включения региона во внешнюю среду на основе укрепления межрегиональных связей (с регионами-лидерами – Белгородской, Воронежской, Липецкой, Орловской и Московской областями и на основе внутрирегиональной кластеризации аграрной экономики с включением субкластера эко-фермерства.

  1. Выполненный комплексный анализ развития сельского хозяйства Тверской области позволил определить, что длительное несоответствие схемы сельского расселения требованиям времени привело к резкой дифференциации сельских территорий области по уровню социально-экономического развития. Общий коэффициент дифференциации (19,8) показывает, что социально-экономическое развитие сельских территорий Калининского района (традиционного лидера аграрной сферы экономики) превышает соответствующее значение показателя Жарковского района (наиболее депрессивного в области) почти в двадцать раз.

Выявлена степень концентрации аграрного производства: максимальна концентрация крупных, наиболее эффективно работающих в аграрной сфере экономики предприятий прослеживается в районах с наибольшей балльной оценкой социально-экономического развития сельских территорий и максимальной приближенностью к московской агломерации (Калининский, Конаковский).  На основе интегральной оценки динамики ряда ключевых показателей построена «экологическая аграрная карта», являющаяся ориентиром при выборе территории размещения производства экологической агропродукции. В работе обоснованы этапы перехода сельского хозяйства Тверской области на путь устойчивого развития: эмбриональный (2012-2014 гг.); тестовый (2015-2019 гг.); активный (2020-2024 гг.).

  1. Предложена двухуровневая модель формирования регионального аграрного кластера (с включением субкластеров), не имеющая аналогов в рамках Тверского региона [5,6]. Выделены приоритетные направления концентрации усилий кластеров-спутников (на эмбриональном этапе реализации проекта регионального аграрного кластера) (табл. 1). Систематизированы и оценены риски проекта, предложена принципиальная схема расчета синергетического эффекта перехода сельского хозяйства на устойчивый путь развития.

Перспективы дальнейших исследований. Мультиаспектность стратегии устойчивого развития определяет необходимость крупномасштабных, междисциплинарных научных исследований, прежде всего, в сфере обоснования организационно-управленческих решений при переходе на принципы устойчивого развития, дальнейшей разработки механизмов расчета рисков проектов, связанных с устойчивым развитием аграрной сферы экономики региона и с расчетом синергетического эффекта от перехода регионального сельского хозяйства на путь устойчивого развития.

Апробация основных результатов исследования.

Научные положения, выводы и практические рекомендации, сформулированные в ходе выполненного исследования, позволяют на более обоснованном научно-методическом уровне решать организационно-управленческие проблемы, возникающие при переходе аграрного сектора экономики РФ на путь устойчивого развития. Ряд теоретических положений и практических рекомендаций исследования [8, 9] рассмотрены, одобрены и приняты к внедрению Департаментом по социально-экономическому развитию села Тверской области и Администрацией Бежецкого района Тверской области (используются при разработке региональных и муниципальных концепций и программ, направленных на устойчивое развитие сельского хозяйства области).

 

Таблица 1 – Приоритетные направления концентрации усилий

кластеров-спутников  (эмбриональный этап перехода сельского хозяйства на устойчивый путь развития – 2012-2014 гг.)

Кластеры-спутники

Приоритетные направления

Звенья формирования стратегий

- разработка и утверждение региональной «Концепции устойчивого развития сельского хозяйства»;

- разработка и утверждение региональной «Концепции кластерной политики в сфере АПК» ;

- разработка и утверждение региональной «Концепции популяризации аграрного труда и сельского образа жизни».

Звенья формирования научной и консалтинговой базы развития

Приоритеты формирования научной базы развития:

 

 

- разработка методических рекомендаций по внедрению в производство инновационных агро- (аэропоника, гидропоника) и зоотехнологий (генные технологии, нутрицевтика);

- разработка инновационных механизмов оперативного и адекватного условиям региона технико-технологического перевооружения предприятий-потенциальных участников кластера (приориет пропорционален инновационному потенциалу предприятий);

- разработка методической базы по организации ЭКО-ферм;

- разработка методических рекомендаций по формированию экологического бренда региона (оптимально применение концепции монобренда, например «ORGANIC-Tver» – для обеспечения возможности (в долгосрочной перспективе) выхода на рынки регионов мира);

- разработка методических рекомендаций по проведению маркетинговых исследований развития российского рынка органических продуктов питания;

- разработка методических рекомендаций по совершенствованию статистического учета (приоритеты – статистика сельской бедности, экологическая статистика, статистический учет кластерных образований).

 

Приоритеты формирования консалтинговой базы развития:

 

подготовка и распространение (открытый доступ в сети Интернет на официальном сайте ФГБОУ ВПО Тверская ТГСХА, рассылка в муниципальные органы управления аграрной сферой экономики и пр.) информационных пакетов:

- «Принципы устойчивого развития аграрного производства»;

- «Выгоды вступления в кластер»;

- «Экологическое агропроизводство: вопросы и ответы»;

- «Сертификация ЭКО-продукции сельскохозяйственного производства».

Звенья формирования кадрового потенциала устойчивого развития

- включение в учебные программы (при их подготовке согласно требованиям ФГОС третьего поколения) преподавания дисциплин блоков, освещающих те или иные аспекты (в зависимости от дисциплины) устойчивого развития АПК региона;

 

- системная (истинная!) переработка лекционных курсов ведущими представителями профессорско-преподавательского состава с ориентацией на принципы устойчивого развития и подготовку высококвалифицированных кадров, мыслящих в рамках шестого технологического уклада.

 


Данные по основным публикациям результатов исследования, включая интернет-ресурсы.

  1. Богданова О.В., Стратегия устойчивого развития сельскохозяйственного производства региона: теория и практика [Текст] / О.В. Богданова, А.В. Ларионов, Ю.А. Леметти – Монография: Тверь, Тверская ГСХА. – 160 с.
  2. Богданова О.В., Устойчивое развитие сельского хозяйства – основа решения проблем цивилизационного кризиса [Текст] / О.В. Богданова, Ю.А. Леметти // Международный сельскохозяйственный журнал. – 2011. – № 5. – С. 3-10.
  3. Леметти Ю.А., Внешние факторы устойчивого развития сельского хозяйства Российской Федерации [Текст] / Ю.А. Леметти // АПК: экономика, управление. – 2011. – № 7. – С. 89-93.
  4. Леметти Ю.А., Базовые проблемы перехода сельского хозяйства России на путь устойчивого развития [Электронный ресурс] / Ю.А. Леметти // // Интернет-журнал «Экономические исследования». – 2011. – № 4. – Режим доступа: http://erce.ru. – Загл. с экрана.
  5. Богданова О.В., Методические аспекты кластерообразования в аграрном секторе экономики региона [Электронный ресурс] / О.В. Богданова, Ю.А. Леметти // Интернет-журнал «Экономические исследования». – 2011. – № 6. – Режим доступа: http://erce.ru. – Загл. с экрана.
  6. Ларионов А.В., Модель формирования регионального аграрного кластера [Электронный ресурс] / А.В. Ларионов, Ю.А. Леметти // Интернет-журнал «Экономические исследования». – 2011. – № 6. – Режим доступа: http://erce.ru. – Загл. с экрана.
  7. Леметти Ю.А. Рекомендации по оценке потенциала устойчивого развития сельского хозяйства региона (муниципального района) [Текст] / Ю.А. Леметти. Тверь, Тверская ГСХА. – 44 с.
  8. Леметти Ю.А. Рекомендации по оценке потенциала устойчивого развития сельского хозяйства региона (муниципального района) [Текст] / Ю.А. Леметти. Тверь, Тверская ГСХА. – 44 с.
  9. Леметти Ю.А. Рекомендации по формированию регионального аграрного кластера [Текст] / Ю.А. Леметти. Тверь, Тверская ГСХА. – 52 с.

 

STRATEGY OF THE SUSTAINABLE DEVELOPMENT OF

AGRICULTURAL PRODUCTION OF REGION

S u m m a r y

Base problems and the factors, making key impact on process of transition of the Russian agriculture on a sustainable development way are revealed and analysed. The basic scientific positions shining methodical aspects of an estimation of potential of a sustainable development of agriculture of regions (areas) are stated, results of their approbation on an example of areas Central Federal District are presented. It is developed and proved long-term (till 2025) strategy of a sustainable development of agricultural production of the Tver region, based on the stages formulated in work and principles.

span>Summary

Relevance of the investigations dealing with a problems of environmental  exposure to radiation is obvious taking into consideration a significant contribution of this problem to the safety of the population in Tver Region. We use an innovative approach to solve the problem based on an estimation of risks to public health. The novelty of that approach is in the fact that the integrated estimation of the public health on the basis of calculating radiation risks, taking into account the contributions of external and internal exposure to the formation of the collective dose of population exposure was done for the first time.

 

 

 

 

 

 


Posted in Сборник трудов | Tagged , , | Leave a comment

Оставить комментарий